Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: хроники (список заголовков)
23:30 

LBRKR

Путанная история. Кто-то расторг мой договор незаконно. В одностороннем порядке. Как будто бы мне хотели создать неприятностей. Меня пригласили к начальнику студ.городка. Он очень удивился такому стечению обстоятельств. Но сказал, что ничего не сможет поделать и в семёрке мне не жить. В положенную мне восьмёрку совсем не хотелось. Ужасное место на самом деле. Я спросил, могу ли я жить в первом общежитии, так как я знал, что там хорошие комнаты и туда селят иностранцев. Он заколебался, но когда я ему показал паспорт, то вопросов больше не было.

Потом я долго бегал. Получил разрешение в деканате, получил разрешение в отделе международных связей, поговорил с комендантом этого общежития и вот я здесь.

Заяц перевёлся по наставлению родителей во Владивосток незадолго до этих событий. Должен заметить, что ему тоже пришлось несладко, всё время появлялись какие-то проблемы. Он не успел в срок и я помогал ему с документами после его отъезда. У него были бы проблемы, если бы академическая справка не пришла в срок, но я успел её отправить. Это лучшее, что я мог сделать для него теперь.

Что-то не так с 304. За последние три года большая часть студентов, которых туда заселяли не прожила там больше года. Кого-то отчисляют, кто-то уезжает сам. Если верить Шицу, то за эти три года эту комнату покинули по тем или иным причинам семь человек.
Замдекана по воспитательной работе физфака, которая курирует седьмое и пятое общежития, отзывалась очень нелестно об этой комнате. Она говорила, что в ней всегда грязно и всегда какие-то проблемы. Когда я приехал летом, то у нас была большая трещина на унитазе, которую никто из нас не делал. Завелись тараканы. Подселили соседку-социопата. После того как Заяц уехал мы убирали комнату очень часто, но грязь всё равно появлялась в диких количествах.

Эта проклятая комната. Мне неприятно оставлять Шица там одного. Но Надюшка будет там с ним даже чаще, чем я, надеюсь. И ему осталось полгода до третьего курса. Там его поселят в однушку.

@темы: текущее, хроники

15:19 

Medical care unit. Sixth and seventh days.

LBRKR

Старый-добрый уход. Люблю это отделение. Сёстры добрые, всегда найдётся работа, всегда научат чему, всегда расскажут чего. Намедни обмолвился, что хотел бы поучиться ставить уколы получше и побольше.

— Так ты к Ольге сутра подойди, она как раз капельницы заряжает и проставляет всё.

Впрочем, и в тот день поставил пару обезбаливающих.

Поступила новая пациентка. Очень приятная пожилая женщина. Очень пожилая. Но бабушкой её сложно назвать. Её немецкая фамилия, учтивый, добрый тон и красивая фигура (вот уж не думал, что когда-нибудь так скажу про женщину, что старше меня в четыре раза) никак не давали назвать её бабушкой. В тот день ей делали УЗИ вен нижней конечностей. Врач там тоже очень приятный: молод, бородат, очки в чёрном пластике, а главное много-много рассказывает, показывает и объясняет. Очень подло поступили с этой пациенткой в ЦКБ, как выяснилось. Напугали человека тем, что будут делать ампутацию. Конечно же, любой здравомыслящий человек подпишет отказ в такой ситуации. Но вот отказ был от нормальной операции. Просто не захотели брать. Не знаю, поднялась бы эта история если бы не её дочь. Она мне сразу показалась "нашей". Уж больно со знанием дела говорила. У меня было глаза на лоб полезли от того, что родственница показывает такие знания, но потом дошло. Положили в уход, снабдив загадочной, пустой карточкой. Никаких диагнозов и предписаний.

Ещё привезли дедушку. Сказали, что будет очень тяжелый, так всё отделение переполошилось, чтобы встречать. Отправили меня. В приёмном покое меня ждало кресло с сухоньким дедушкой, неуютно ёжившимся в ней, и его взрослым сыном. Сын прочитал мне короткий и ясный инструктаж .

— Плечо у него сильно очень болит. Смотреть-то ещё можно на него, но вот трогать. Don't even think about it.
— Okay — подхватил я.
— I hope we understand each other...
— Yeap, I got it.

Порадовал, так порадовал. Вёз дедушку с нескрываемой улыбкой и следил как за своим собственным. Дедушка, кстати, был не в таком уж тяжелом состоянии, но нуждался в уходе. Так что это совсем по адресу. Много он не разговаривал - всё что от него слышал, так это слова благодарности и удивления. Видимо никак не ожидал такого тёплого приёма. «Хорошо тут у вас.»

На следующее утро я уже заряжал капельницы и расставлял всем уколы. Очень нравилось копаться со шприцами, баночками, ампулами, системами и растворами. Ольга всё доходчиво объясняла, да и работали мы быстро вдвоём. Ничего особенно сложного не было, просто маленькие хитрости. Затем мы пошли на прогулку с той женщиной и её дочерью. Было приятно разговаривать с обеими. Оказалось, что дочь работала терапевтом не где-то, а именно тут. Более того, она знает нашего преподавателя по общему уходу и тоже о ней хорошо отзывалась. Её мама в этот момент любовалось поляной ромашек и выглядела очень жизнерадостно. Удивительно, но в свои годы она выглядела очень хорошо и радовалась каждому моменту. Впервые встречаю таких. Обязательно навещу.

@музыка: Thirteen Senses – Into The Fire

@темы: текущее, хроники

14:26 

Operational block. The first day.

LBRKR

Я совсем немного опоздал в этот день. Никто не объяснил мне куда мне идти точно. Я лишь знал, что оперблок находится на четвёртом этаже. Операционные всегда размещают на самом последнем этаже. Я подошёл к дверям и долго думал, можно ли мне вот просто так войти. Решил спросить сестёр. Я зря сказал им, что сегодня я работаю у них. Хоть сестринская была у входа в оперблок, но принадлежала она соседнему отделению. Мне сказали отдыхать пока, работы у них до девяти нет никакой. Вскоре всё же предложили сбегать по мелкому поручению. Когда вернулся одна из сестёр хотела отвести меня на пост, и тут я понял где прокололся. Быстро вошёл в оперблок. И там меня ждала старшая нестерильная сестра. Злющая, ух. Они все там или нервные или злющие, кажется. Начала меня строить. Нет бы сразу объяснить что, да как. Велела одеваться. Благо перчатки у меня были, и шапочку я заготовил заранее. Попросил бахилы. «Мне сказали, что у вас всё должно быть своё», — с нескрываемым презрением сказала она. Странно это. Во всех других отделениях и шапочки, и перчатки и всё выдадут. Думаю, что моя работа уж точно покрывает расходы на перчатки и бахилы, которые я трачу. Ситуацию спасла другая сестра. Она кивнула мне и отвела в комнатку, где лежало всё нужное. Оделся, выслушал замечания про то, что халат нужно снять и остаться в одном хирургическом костюме, а волосы все спрятать в шапочку.

Провели четыре операции: удаление миомы матки и три акромионопластики (вам оно надо знать?). Три последних были весьма скучными, а первая понравилась. Миома - это такая доброкачественная опухоль. Выглядит как правильной формы шарики. Операция делалась с помощью эндоскопа, было очень наглядно и интересно. Одна опухоль была такой большой, что не пролезала в отверстие, через которое её вырезали. Один хирург крепко схватил её чем-то вроде щипцов, а второму велел резать рану. Как репку тянул. В конце-концов он потянул так сильно, что ударил в лицо этой опухолью того другого хирурга.

Больше всего мне понравились анестезиолог и его сестра. Самые добрые там были. Залип у кардиомонитора, пока не разобрался как там и что там. Понравилось следить за пациентами, чтобы они не вырывали воздуховодную трубочку из горла, когда отходят от наркоза.

— Трубочку не трогаем, дышим в неё, лежим спокойно сейчас врач подойдёт!

Ну и вообще следил за ними. Делать особо много не давали. Но мне понравилось. Думаю, что в следующий раз буду полезнее. Ещё я успел «расстерилизовать» ручку светильника, за что мне чуть не оторвали голову. Трогать можно только то, чего руки хирурга не будут касаться. Ещё в мои обязанности входило перетаскивать пациентов на стол, подвозить к нему... короче, ничего особенного. Хотелось бы большего, но смотреть тоже было интересно.

@музыка: Eisbrecher – Wie tief?

@темы: хроники, текущее

21:04 

Surgery unit. The first day.

LBRKR
Пришла пора переходить с насиженных мест на новые, неосвоенные. Как-то даже грустно покидать уже полюбившееся отделение. Однако, я туда ещё вернусь несколько раз, главное следить за списком. Предстояло ещё пару дежурств в операционном блоке и в диагностике. Пару очень желанных дежурств, но не больше не меньше. Места лакомые.

Однако, понедельник такой день, что в этот день в хирургии делать нечего. Оперблок чистится и моется всеми способами известными современной асептике. А значит возить кого-то туда и оттуда и наблюдать их до и после нужды нет, потому что ни о каком до и после речи нет. Вот и ходил весь день по анализы, транспортировал пациентов да вынес один раз отходы класса «Б». За этими страшными медицинскими словами скрываются грязные инфузионные системы и шприцы, не менее, а то и более грязные бинты и прочий перевязочный материал, а так же отходы органического происхождения. Всё это пакуется в пакетик, пакетик кладётся в жёлтое ведёрко с крышкой и соответствующей надписью, а затем это дело несётся в подвал. А вот в подвале я был первый раз и атмосфера там царила примерно как в игре scp-087. Хотя, обжитая его часть напоминала кусок уровня из первого Half-Life, где нужно было подвести кислород, топливо и электричество в испытательную камеру ракетного двигателя. Трубы и толстокожие провода. Тысячи метров их. А вот дальше, ближе к необжитой части, стены начинали источать нечто пугающее, что было глазу не видимо, однако хорошо ощущалось. Я заплутал. А ведь в точности запомнил маршрут, который мне говорила сестра на посту. Из лифта направо до конца коридора — налево — направо — невзрачная дверь. Двери там все невзрачные кроме вот этой.


Пришлось возвращаться в обжитую часть, спрашивать. Выяснилось, что шёл я правильно, но своими глазами не заметил поворота. Уж больно он неказист. Да и мало бы кто его заметил, будь он даже зорок, а не близорук. Комнатку нашёл быстро, взвесил массу отходов, положив в соответствующий контейнер, и оставил об этом в книге запись, дополненную моим росчерком. Почему-то радовался своей росписи в книге как ребёнок, которому дали в первый раз расписаться в чём-то важном.

Отпустили нас рано. Вернее даже мы спросили, есть ли нам чего тут ещё до двух часов, а там нам сказали, что можем идти.

@музыка: Resident Evil – Biohazard

@темы: текущее, хроники

20:32 

Medical care unit. Fifth day. Night shift.

LBRKR

Пожалуй, это был самый длинный и атмосферный день. Мне предстояло покинуть дом где-то в 7:30 и вернуться туда не ранее 8:30 на следующий день. Приближение ночной смены вызывало противоречивые чувства. В то же время это было и чем-то вроде испытания и посвящения одновременно. Провести весь день, а главное ночь, в больнице притом вовсе не в качестве пациента, а как один из "своих", как в месте, в котором ты и должен быть, имело сакральное значение для меня.

День был не сильно разнообразен. Всё как обычно. Правда в боксе, в котором должна была быть кровь для анализов, этой самой крови не оказалось. Я пришёл в лабораторию, отдал бокс женщине. Открыв его она начала попеременно всматриваться то в пустоту контейнера, то мне в глаза. Совершив этот обряд где-то три раза, она заставила чувствовать меня таким круглым дураком, что мне хотелось немедленно выкатиться прочь из лаборатории. Я взял злополучный бокс и стремительно вернулся в отделение. А затем я показал там такой же фокус. Той сестры, что дала мне его, уже не было, но кажется, что все почувствовали себя примерно так же, хоть и в меньшей степени. Самое странное и интересное в этой оказии то, что на утро анализ крови был на месте! И та сестра ещё долго возмущалась от пересказа этой истории, думая, что мы так зло над ней шутим.

Часть свободного времени я провёл читая «Белую Гвардию», лишь иногда обращая внимание на разговоры сестёр ночной смены, которые заявились очень скоро. Они были вульгарны, однако не скажешь, что злы. Но было в них одно полезное качество. Они готовы были тебя нормально учить. И готовы не боялись дать нам работы. Нас научили санировать трахеостому, ставить внутримышечные, менять капельницы. Так же мы измеряли всем давление и температуру, считали диурез, научились работать с глюкометром — короче, впрягались везде и всюду где только можно. В свободное время мы с Андреем, моим однокурсником, разобрали все карты пациентов и немного обсудили. Сам он даже вписал в них результаты наших измерений. С ним было очень приятно работать. В свободное время мы с ним или читали свои книжки, или говорили о том, что нас сюда привело и рассказывали друг-другу разные истории из жизни за чашкой кофе или чая. Очень верно говорят что совместный труд плечо к плечу объединяет людей. Мне очень нравилась его манера рваться на работу и спрашивать есть ли она при любом намёке на неё. Если бы не он, то не факт, что мы смогли бы сделать столь многое. Я же рассказывал ему о том малом, что уже знал. Сёстры тоже рассказали нам пару случаев из своей жизни, чаще всего они были о том, как некоторые пациенты сбегали из палат и как их позже искали. Рекорд составил два дня, благо беглец сам обратился в ещё тогдашнюю милицию.

Утром, почему-то, спать вовсе не хотелось. Внутри было какое-то чувство полноты. Полноты чем-то новым, полезным и правильным. И это чувство перебарывало сон. Было даже смешно наблюдать за нашими однокурсниками, что пришли нас заменять. Одна из сестёр, сетовала, что в этот день им придётся обходится без «самых хороших». С чувством выполненного долга мы вышли из отделения где-то в половине девятого часа, предварительно упомянув, что дедушка из четвёртой палаты с переломом бедра опять силился уйти «в совхоз». «Работа стоит, а я тут лежу», — говорил он. А уже через секунду отвечал на мои возражения тем, что куда и как он может пойти с такой ногой, для пущей уверенности добавив, что он не дурак. Однако, не прошло и полминуты, как он вновь стал волноваться о вставшей работе и вновь сам попытался подняться. Сомнамбулизм. Бывает. Ничего особо страшного в этом нет, но вот не в случае, когда у тебя перелом бедра. Успокоительное решило вопрос.
Уже очень скоро я буду идти по улице домой, думая, как же необычно идти домой утром и до чего же приятно.

@музыка: Balmorhea – Steerage And The Lamp

@темы: текущее, мысли, хроники

21:18 

Medical care unit. Fourth day.

LBRKR

Немного новых пациентов, немного новых ролей для нас. Дедушку с переломом ноги мы таки свозили на УЗИ. Никто не работал в праздники. Оно и понятно. Врачи тоже люди. Диагносты тому не исключение. Диагностика, кстати, начинает мне нравится всё больше и больше. В этот раз УЗИ был трудно различимый, но признаки фиброза и кисту я с трудом разглядел. Хорошо разглядел и катетер в мочевом пузыре, в этом ничего сложного с его-то эхогенностью. Но вот в этот раз вызвалась отвезти дедушку одна девушка, что учиться с нами и с нами же проходит практику. Мне правда стыдно, но я не запомнил её имени до сих пор. Целый год прошёл, а из своих однокурсников я помню меньше десятка имён. Кому-то это кажется очень простым. Да и правда ведь, сложного ничего в том нет. Подумаешь, запомнить имя. Но вот если я не интересуюсь или не прилагаю усилий, то это не задерживается в моей голове. Стыдно, ведь это неуважение. Никому не будет дела до того, что память моя носит только или интересные мне вещи или важные. А это значит, что эти люди и не важные и не интересные. А ведь не факт, что оно так.

В целом день не богат был на разного рода диагностику. УЗИ и ЭКГ. Не более. Зато научился полностью менять капельницу, взаимодействуя с катетером. Мы не обязаны этого делать, но кто знает, когда мне оно пригодится? Лучше учиться пока есть на то возможность. Так же мы измеряли давление. Наука и тут не велика. Произошло, впрочем, и важное событие. Нас распределили на дежурства в операционные блоки, хирургию и диагностику. Не сложно догадаться к чему больше лежит у меня душа. Но и опер. блок хорош, я слышал. Так же распределили ночные дежурства. И завтра мой черёд.

Видел сегодня, как дочь рыдала у кровати престарелой матери. Мать почти не разговаривает. Хоть дочь её и пытается её как-то растормошить. Честно, мы делаем что можем. Но старость не радость. Трудно творить чудеса. И мало места им в нашей человеческой жизни. Так хочется увеличить этот объём. Как можно сильнее. Втиснуть туда чудо. Маленькое доброе чудо. Пока, всё что я могу, это лишь учиться и заботиться. Делать хоть что-то, хоть толику чего-то маленького и доброго, чтобы не было так больно и грустно им. Конечно, я бессилен полностью избавить от этого. Но это не повод вовсе ничего не делать. В этом, должно быть, есть ближайшее родство нашей профессии с призванием жреца, священника. Мы встречаем людей на пороге этой жизни. И мы же стараемся наименее комфортным сделать их отбытие. Это тяжелый, но крайне важный труд.

Гроза уже вторую ночь не умолкает над Академом. Её тёмные тучи наконец-то создали ту самую истинную ночь, когда свет действительно покидает мир. Гроза всегда подбадривала меня, как и любое проявление природой её непокорного, но такого живого характера. Разнообразие и сила этой непокорности напоминает мне саму жизнь во всём цветущем многобразии, во всей силе и могуществе её.

@музыка: Balmorhea – Lament

@темы: текущее, мысли, хроники

16:17 

Medical care unit. Third day.

LBRKR

Потихоньку я начинаю вливаться в дело и схватывать всё на лету. Тупить мне приходится всё меньше, а простые манипуляции выполняются почти на автомате. День тянулся, большие перерывы было трудно заполнить, потому я просто наблюдал за работой сестёр. Около пятнадцати минут бились мы над одной пациенткой, пытаясь взять у неё кровь на анализ. Тыльная сторона кисти, кубитальная ямка, плечо, подколенная ямка — безрезультатно. Вены находились, но давление в них едва позволяло набрать хотя бы миллиграмм красной жидкости. Вызвали реаниматологов, чтобы поставили катетер подключичной вены.

Остаток дня был посвящен медицинской рутине, вроде кормления, капельниц, перестилания кроватей, противопролежневым массажам. Ещё мыл окна и выписал одну бабушку. Приятно, когда пациент отправляется домой. Необычное чувство. Долго не мог подобрать правильных слов, какие следует сказать на прощание, не молчать же угрюмо? Самым уместным мне показалось "Прощайте". С намёком на то, чтобы больше не попадать к нам.

Однако, было и интересное. Мы возили того дедушку, с опухшими ногами, глухого и слепого, на УЗИ. Катили мы его осторожно и медленно, а он нам задавал соответствующие вопросы, например: "Мы уже в Томске?". Кабинет УЗИ был тот же самый, но в этот раз у аппарата была женщина, которую мне ни разу не довелось видеть. Это немного разочаровало меня, ведь мне думалось, что тот врач мог меня запомнить, а значит я мог бы снова записывать за ним, а заодно в этот раз и расспросить по делу. Впрочем, мне повезло, и женщина была очень любезна. Нам предстояло обширное исследование внутренних органов и я предложил свою помощь. Видимо ей понравился мой энтузиазм, и она даже в слух комментировала то, что было видно на мониторе. Впрочем, я уже мог хорошо различить на нём печень, почки, эхолиты и прочие вещи. С её помощью был найден желчный пузырь, сжавшийся до пятирублёвой монеты и стенками около пяти миллиметров. Печень была отличной по цвету от паренхимы почки, край хвостатой доли был закруглён — всё это вкупе с желчным пузырём могло значить только одно — гепатоз. Левую почку было видно очень плохо из-за заполненности кишки воздухом. Поджелудочную найти не удалось — уж больно наш дедушка грузный, хотя предположить её деградацию было не сложно, видя общую картину. Кажется, я начинаю неплохо разбираться в УЗИ, но не мешает прочитать немного материала о физике звука и ультразвука.

Не буду бравировать умными словами, скажу лишь, что у дедушки нашли маленькие камешки в почках и ряд других отклонений. Досадно, но в таком преклонном возрасте его никто не возьмёт на операцию, с учётом ишемической болезни, аритмии, дичайшей настолько, что спать он мог лиши сидя, иначе боли в сердце давали о себе знать (блокада правой ножки пучка Гиса), и диабета. Да и не пережил бы он её. Поэтому будем лечить медикаментами и купировать симптомы.

Была ещё бабушка, что мы водили на ЭКГ, однако тут ничего полезного для себя я не узнал. До моего перевода в другое отделение остаётся несколько дней...

@музыка: Balmorhea – In The Rowans

@темы: текущее, мысли, хроники

20:28 

Medical care unit. Second day.

LBRKR

На следующий день у меня так же не обошлось без опоздания, к сожалению. Всё ещё не могу привыкнуть графику, но десять минут погоды не сделали. Когда я пришёл в отделение, то там устраивался разбор полётов. Подумалось, что день будет загруженный. Так и оказалось. Развозил много пациентов. УЗИ, рентген, просто специалисты и разные процедуры. Одна бабушка рассказала о своём месте работы. Удивительно, как много человек может рассказать о работе на табачном заводе, а самое главное насколько интересно. Очереди располагают к таким разговорам. Очередь на рентген не стала исключением. Сам рентгенолог был зрелым мужчиной в теле. Его бородка контрастировала с лысой головой, но это кажущееся противоречие лишь придавало ему шарма. А с пациентами он обращался вовсе виртуозно. После пары рейсов туда-сюда у нас выдалась свободная минутка и нам устроили экскурсию. Ничего особого, узнал разве что о кабинете экстренной помощи. Но всё равно, пошататься по больнице было приятно, интерес всегда кроется в мелочах.

Сразу после экскурсии нужно было забрать дедушку с колоноскопии. Из-за наркоза он совершенно ничего не помнил о процедуре, пришлось даже доказывать ему. Где-то пять-десять минут на это ушло. С учётом того, что мы долго искали этот кабинет, на всё ушло минут двадцать. Затем возили бабушку на УЗИ. Врач разрешил нам остаться и я заинтересованно вглядывался в монитор. Поначалу ничерта не было понятно, но постепенно стала вырисовываться щитовидка. Она слабо отличалась от другой ткани по эхоплотности, но всё же её можно было различить. Можно было даже различить сонные артерии по их ритмичным сокращениям. Странным были лишь две чёрных полости. И какие-то странные чёткие белые точки в артериях. Мужчина, всем своим видом похожий на эталонный образ врача в летах, обратился ко мне: "Возьми ручку и записывай чтобы было быстрее". Сначала испугался, что я буду сейчас долго копошиться, но всё необходимое нашлось сразу же. Из-под моей руки исконно медицинскими цифрами стали вырисовываться размеры щитовидки и этих полостей. В бумаге будет написано что в нижней трети вентрально две кисты. А так же о эхоположительных атеросклеротических бляшках в сонных артериях. Эти кисты, возможно, и были причиной того, что бабушку морозило.

Остаток дня был посвящен кормлению больных, противопролежневым мероприятиям и смене капельниц. Сестра, что забрала меня с моего обычного поста, угостила шоколадкой, которой я угостил всех остальных. С чайком, конечно же. В начале дня эта сестра буквально уволокла меня на свой пост. Особо я не был против, главное одно — лишь бы пригодился. Но вот сестра с моего поста возмутилась.

— Куда это ты самого хорошего мальчика взяла? — громко спросила она вдогонку.

— Работы много разной, он нужен.

— У нас тоже работы много сегодня будет.

— Пойдём! — весело сказала она, приобняв меня за предплечье и потащив в сторону к своему посту.

Не буду лукавить, мне очень польстило такое внимание к себе. Но я всё равно периодически убегал на старый пост в любую удобную минуту, пред тем отпросившись. Забравшая меня сестра удивлялась тому, что мне не сидится на месте, хоть я и имел на то полное право.

@музыка: Exxasens – Helios

@темы: хроники, текущее

17:02 

Medical care unit. The first day.

LBRKR

Я вышел на практику. Странное чувство. Вроде бы и надо раньше вставать, а готовиться совсем не надо. Просто встать, умыться, почистить зубы, спустить велик и поехать до медсанчасти. Путь занимает всего 10 минут благодаря нему, поэтому я очень рад, что позаботился о нём заранее. Особое спасибо стоит сказать и самой хозяйке велика, ведь она не в первый раз уже "инвестирует" в меня доброту разного рода.
Приехал я быстро, хоть и повалялся в кровати. Хорошо помню, как Заяц сновал по комнате туда-сюда, собираясь на экзамен. Но всё равно это не могло меня поднять. Вскоре я всё же встал.

Так вот, приехал я быстро. Но всё равно опоздал, так как практика начиналась с восьми, а вовсе не с девяти. Охрана не имела никакого представления о том, где может проходить наша практика, да и эта вовсе не их работа. Пришлось долго вызванивать Антона. Потом пришлось долго его ждать. Именно тогда мне уже подумалось, что он весьма паршиво разбирается в здании, хоть работает уже второй день. Так и вышло. Мы ещё долго плутали по больничным коридорам. Но почему-то в халате и хирургическом костюме эти коридоры, залитые светом жаркого дня, были роднее, чем даже родной дом. Нам всё же удалось найти руководителя практики не смотря на то, что Антон помнил места, в которых он когда-то бывал, только отдельными кадрами, словно бы выдранными из плёнки его памяти. Почему-то именно эти клочки сохранились, а никак не сама киноплёнка.

Руководителем практики оказалась довольно молодая и миловидная женщина. Она ознакомилась с моей санитарной книжкой, добытой вовсе не в должный срок, а потом и со мной. Провела короткий инструктаж, однако весьма подробный. При том подробный даже настолько, что тот мог вполне вызвать испуг. Хотя, какой уж там испуг после нашего преподавателя по общему уходу. Руководитель сразу поняла, что Антон вовсе не желает со мной расставаться, да и мне особо не хотелось этого делать, - я думал, что раз он уже работал, то сможет мне как-то помочь освоиться. После ещё одной не долгой на этот раз прогулки по коридорам, нас привели в отделение общего ухода. Поздоровавшись с сёстрами на посту она попросила принять нас, назвав при этом близнецами. Видимо или то, как Антон уговаривал её или какое-то внешнее сходство между нами заставило сделать её такие выводы. Особо похожи с Антоном мы не были, хоть и славно ладили. Разве что у нас была схожая комплекция и немного вьющиеся волосы, чуть более длинные, чем обычно.

На посту было довольно уютно. Особо понравился кожаный диван и стол в форме шестигранника, он тут же напомнил мне о предстоящей органической химии. Как-то сам завязался разговор на эту тему. Затем, нам принесли салфетки, которые требовалось сворачивать напополам два раза. Непыльная работёнка, в самое оно для девичьих рук. Я тоже старался делать её аккуратно, но скорости мне явно не хватало. Да и желания не было. Словно бы почуяв это сестра быстро перевела нас на мытьё окон. Тоже мало интересного, конечно, но хоть какая-то активность. И тут вдруг пост оживился. Нам привезли новых пациентов. Бабушку, с пролежнями и непонятным диагнозом, кажущуюся вполне себе здоровой и дедушку. Его ноги опухли и сильно шелушились. В моей голове потерялся его диагноз, но твёрдо помню, что когда мне называли его, то мне сразу стало ясно, от чего произошло так. Меня и ещё пару ребят назначили обмыть его ноги, с чем я успешно справился. Он был глух и слеп, однако докричаться до него было всё же возможно.

-А ты он или она?
-Вообще, мы! Нас тут много! Но лично я он! - кричал я на всё отделение.

Он был рад, что к нему проявляют такую заботу, был не прочь поговорить, то и дело благодаря меня.

Хотя, этот дедушка прибыл позже. Первее был другой. С переломом бедра и такими же пролежнями, как и у бабушки. "Где есть пролежни, там обязательно плохой уход", - твердила нам Панасюк, преподаватель по общему уходу. Немного распределив кровати, мы распределили пациентов по палатам. У нас им не грозили пролежни, благодаря противопролежневым матрасам, - надуваясь подобно своему плавающему собрату они имели важное отличие - вибрацию, что позволяло им не затруднять кровоток в тканях, что и вызывает пролежни.

Чаще всего я перекладывал пациентов, придерживал их и приподнимал, чтобы перестелить кровать или же помочь им подняться, чтобы они могли поесть, один раз растирал в ступке таблетки, возил носилки, таскал мебель в палаты ну и прочие мелочи. Сестра была мной довольна. Таков был мой первый рабочий день. Мне было приятно заботиться о людях, именно сегодня я понял, что не смотря на все сложности этой работы я всё равно люблю это дело. Давно не чувствовал себя так легко. Давно не ощущал, что делаю что-то настолько правильно.

@музыка: Exxasens – Eleven Miles

@темы: многобукав, мысли, текущее, хроники

21:49 

Дамп записей из телефона.

LBRKR

05.02.12

«В поезде весьма странные попутчики. Очень молодой мужик, разговаривающий идиомами а ля "ебать мой хуй". Женщина в странном халате, внешность которой отдаёт чем-то цыганским, а говор глубоко деревенским с элементами блатного жаргона. Женщина, одетая не под стать её возрасту, дочь которой родила в 16 лет. И молодая "фифа". Когда я сел "цыганка" очень тактично, а главное незаметно для меня подметила: "А у малчыка-то сырожки. Три штукы". Мужик тут же подхватил: "Металист". Следом молодая: "Мода сейчас такая". Дальше компания стала квасить очень шумно и не менее шумно вслух остерегаться пограничников, на что они тут же явились и увели того господина, всё учредившего, куда-то прочь. Но вскоре все они вернулись. И начали другую тему, которую коротко можно назвать "как страшно жить": дети, педофилия, смерть "жениха" той самой дочки, что родила в шестнадцать. Потом разговаривали они о тяжелом житье в своих далёких городках, а не-то сёлах. Речь была скудна, содержала в себе самые распространённые обороты, а использовалась "просто для разговора", — того самого чисто программно-бытового трёпа со стандартными вопросами.

Молодой мужик был немного расистом. Отшучивал на тему узких глаз местных пограничников и называл их индейцами за какое-то только ему заметное сходство, которое он видел до забавности очевидным, что передавал своей полупьяной мимикой и интонацией.

Надо опубликовать эти "записки сумасшедшего". Хотя бы частично и отцензуренные. А ведь ещё есть и записки на бумаге и прочее. Тоже опубликую. Но всё же на мобильнике вести дневник удобнее. Тем более с такой-то клавиатурой. Надеюсь, что до Mirai Nikki не дойдёт.»

@музыка: In Flames – Dead End

@темы: хроники, прошлое, мобильник

20:05 

ФМШтские заметки

LBRKR

Сегодня у меня выдался относительно свободный день, если не считать того, что я консультировал одноклассников перед предстоящим устным зачётом по английскому, и при уборке мною обнаружились старые записи ещё с первого семестра. Для меня это своеобразный привет из прошлого, хоть и не такого далёкого. Я довольно часто оставлял записи после каких-то событий, которые мне приметились, но все эти записи довольно редко мною находятся. Из-за своей безалаберности я довольно часто их теряю. Ну, хватит томить, я думаю, пора бы уже и перейти непосредственно к записям.

От 29. 10. 10

Первые потоковые были позади. Их результаты, отбрасывающие тень на наши чаяния, стали известны. Кто-то спокойно воспринимал свою четвёрку, кто-то безудержно радовался тройке, в то время как стоящий рядом был такой же тройкой пронзён и стоял бездвижно. Но всё же - мы пережили это. Сразу после последней на вчерашний день потоковой мой класс чувствовал облегчение или даже эйфорию. В радостном неведении бежали мы в свои дома словно были напористым потоком молодого весеннего ручья, который так и жаждал того, чтобы только вырваться наружу, к свободе. Странно, потоковые, почему-то, сковывали нас.

Мне уже скоро предстоит дорога домой, и нет бы мне радоваться, но меня гнетут противоречивые чувства. С одной стороны я вновь увижу друзей. Однако здесь, в Академе, я чувствую свободу и умиротворение. В череде переездов я потерял чувство дома. Но здесь я вновь обрёл его. Впервые за 8 лет. Здесь, я так же, чувствую полное владение самим собой. И люди, потрясающие и близкие мне по духу, они здесь. Да, быть может их не так много, но куда больше, чем там, откуда я прибыл. Мне жаль их оставить даже на неделю, при том, что знаю я их не так уж давно. "Сейчас моё место здесь, я нашёл его и не потеряю его, если мою задницу вновь не потянет на встречу приключениям"

От 01. 11. 10

Я "дома". Прибыл ещё в одиннадцатом часу. Почему-то от города веяло чем-то неприятным. Я почувствовал это ещё в момент, когда сошёл с поезда. Меня смущало всё: обычно привычная грязь, то, что я очень сильно выделялся в толпе, даже сами люди, которые меня окружали. Я не ждал, конечно, что меня будут встречать как-то особо радушно, но и того, что отвыкший мозг меня так подставит я не ожидал тем более. К хорошему быстро привыкаешь. Скоро я оказался уже дома. Всё казалось застывшим, неживым. Хотя, от чего-то меня это порадовало. Моя комната уже как моя не выглядела, однако, от чего мне уютнее было проводить время на кухне с ноутбуком. Домашняя кухня приятно порадовала меня, и ко мне вернулось ощущение того, что всё в порядке. Так и должно быть, ведь. Внутри ощущается некая пустота, с которой я пытался всеми силами совладать, скармливая ей мириады мыслей, рассуждений и воспоминаний. Тщетно. А ведь в Академе не было её.

Больше записей не было. Но вспоминая, могу сказать, что я заполнил эту пустоту. Прогулка поздно вечером с Марком и Севеном, посиделки с Джифом в суши-баре, окончательное примирение с Хромом и многое другое - всё это заполнило её, даже с горкой. Это была первая поездка домой.

@музыка: Apocalyptica - Prologue

@настроение: Радостное

@темы: хроники

18:05 

ФМШтские заметки

LBRKR
Продолжим. Теперь я немного расскажу о месте, где я есть. Сей славный учебный центр, в котором я учусь находится в месте, словно вырванном из реального пространства и перемещённого куда-то... эм, я ещё не совсем понял куда, но думаю, что читатель поймёт. Читатель, он ведь хороший, понимающий... Но я отвлёкся. В чём же выражается оторванность? Во-первых, географически. Академгородок находится за городом, тем не менее, считаясь его частью. Путь в город пролегает через множество препятствий и не каждый отважится на этот вызов. Только отчаянные и смелые... В общем, нужно потрястись в марширутке около трёх дюжин минут. Однако, порой такая простая поездка так же бросает вызов, мне почему-то особенно часто. Часто железный вол начинает капризничать, и вот, казалось, что осталось лишь четверть пути, как он упрямо встаёт и дальше ехать отказывается. И вот, у вас есть несколько вариантов: набиться в другую марширутку, как правило заполненную и так, а если вы там окажетесь, то вовсе будет не продохнуть или же отправится пешим ходом. Всё это я уже испробовал. Достигнув Речного Вокзала можете возрадоваться, отсюда вы сможете отправиться почти в любую точку славного города Новосибирска.

Во-вторых, фактор погодный. Температура в Академе и Новосибирске может разнится, что она и делает. Но это не так важно. Важно, что Академ после дождя склонен пытаться стать Венецией, получается не так красиво, ибо Венеция город древний и в своей канальной природе приспособленный, чего я о Академе сказать не могу. Да, красиво созерцать как потоки воды мчат к тебе или же от тебя чуть ли не в каждом квадратном метре, но и неудобства это вызывает соответствующие. Академ, так же расположен среди леса, что придаёт ему свой, дикий колорит. Часто гуляя по зимним перелескам Академа вечером я замечал, что это место сказочно красиво в свете фонарей и луны. И я возвращался в эти места вновь и вновь каждый зимний вечер. Казалось, что такого места не может быть. Но нет, глаза меня не обманывают, вот оно, вот он я. Жаль, что весне плевать на всё это. Но и зима без боя не сдавалась. Так, при 20 - 25 градусах тепла на улицах спокойно лежали сугробы, а в лесах существовали партизанские ячейки зимы.

В-третьих, вы никогда не увидите такого потрясающего неба, как в этом славном месте, этим оно и выделяется. Им можно любоваться часами. Вам будут представлены самых причудливых форм облака, самые лучистые что ни есть закаты и самые разнообразные цвета утреннего и вечернего неба. И пусть ночное не может выделиться своей колоритностью, но ему это и не надо. Здесь видно звёзды! И это компенсирует "монохромность".
Всё это не даёт мне никакого права называть это место обычным. И я люблю его.

@музыка: Eluveitie - Isara

@настроение: восторженное

@темы: хроники

13:38 

Ликвидация незнания

LBRKR
Ну что же, я решил компенсировать то незнание о том, как я теперь живу, возникшее после того, как я уехал. Так вот, для товарищей в бронепоезде. Летом я уехал в летнюю школу СУНЦ НГУ, там я смог нормально "отучиться" и поступил непосредственно в СУНЦ (чего нельзя сказать о моём друге, что выбило меня из колеи на некоторое время). Это место есть школа-интернат. Занятия здесь подобны таковым в университете и максимально к ним приближены. Лекции, семинары, интересные спецкурсы. Бла-бла-бла. Самое лучшее, что здесь можно найти это пожалуй люди. Они все в высшей степени интересны. Разнообразные, глубокие характеры, развитые интересы, интересная история попадания сюда. С учётом того, что одно из моих хобби это нечто вроде "коллекционирования характеров и личностей" я был чертовски рад. Что же, эти ребята меня не подвели. После долгого общения из года в год с одними и теми же людьми чувствуешь что-то вроде эйфории начиная узнавать всё новых и новых людей. Потрясающее ощущение, подобное чтению захватывающей книги, заставляющей тебя снова и снова переворачивать страницу в предвкушении новой и неизведанной порции переживаний и приключений.

@музыка: Mechanical Poet - Witches

@настроение: true neutral

@темы: опыт, хроники

Vadimir Adrian Woelfnaht

главная